Главная » 2015 » Август » 12 » РАБОТЕ НАД ОШИБКАМИ БЫТЬ, или ЧЕМ ТОБОЛЬСК СРАЗИЛ НАПОВАЛ ПОСЛЕ ДОЛГОЙ РАЗЛУКИ
13:47
РАБОТЕ НАД ОШИБКАМИ БЫТЬ, или ЧЕМ ТОБОЛЬСК СРАЗИЛ НАПОВАЛ ПОСЛЕ ДОЛГОЙ РАЗЛУКИ

Многие из нас не виделись друг с другом и городом нашей студенческой юности – Тобольском – долгих 45 лет. Встреча однокурсников состоялась 1-2 августа этого года. Одни встретились в скверике у входа в наш институт, другие – на горе, у гостиницы «Сибирский паломник», и вместе спустились к институту. Радость встречи трудно передать словами. Нам требовалось время на узнавание друг друга, на объятия и слезы радости.

Как и пять лет назад, нас приветливо встретила директор музея народного образования Тюменской области при нашем институте (ныне филиале Тюменского университета) Галина Константиновна Скачкова.

При всех изменениях новейшего времени вуз лишился того, чем был отмечен труд предшественников. Сейчас все только с восторгом говорят и вспоминают преподавателей того времени, называя их лучшими из лучших, понимая насколько серьезны были их знания, которые они вложили не в один выпуск своих питомцев. И вуз не один десяток лет с честью нёс имя великого земляка, будучи настоящей кузницей педагогических кадров не только для Тюменской области).

Официальная часть встречи прошла в помещении бывшего читального зала, такого знакомого, такого дорогого для нас, куда переехал из бывшего актового зала музей образования. Мы не могли наговориться, насмотреться, надышаться друг другом, окунувшись в воспоминания, сбросив груз прожитых лет, помолодев почти на полвека. Но вмешалось жестокое время, как всегда неумолимое, напомнив, что нас ждёт экскурсионный автобус.

Экскурсия по городу началась у здания гимназии, где работал директором гимназии Иван Павлович Менделеев и позднее учился с сыновьями декабриста Анненкова его сын Дмитрий. Тут же сразу обнаружились ошибки в надписях на мемориальной доске. Увы! Мы же филологи, любим русский язык и литературу. К сожалению, ошибки на сей раз были фактическими. Наша экскурсовод едва чувств не лишилась у одной из трех мемориальных досок, которая гласит следующее:

ОБЪЕКТ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗНАЧЕНИЯ ЗДАНИЕ ГИМНАЗИИ, ГДЕ РАБОТАЛ ДИРЕКТОРОМ И.П. МЕНДЕЛЕЕВ, У КОТОРОГО В 1839- 1856 гг., В РАЗНОЕ ВРЕМЯ БЫВАЛИ ДЕКАБРИСТЫ: БАСАРГИН НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ, ФОНВИЗИН МИХАИЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ, ЧИЖОВ НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ И ОБСУЖДАЛИ ВОПРОСЫ УЛУЧШЕНИЯ НАРОДНОГО ОБРАЗОВАНИЯ.

Вторая половина XVIII века

Есть отчего расстроиться, отчество декабриста члена Северного общества, моряка, лейтенанта флота, поэта Николая Чижова Алексеевич. На поселении в Тобольске Чижов появился в 1833 году, самым первым из декабристов, а значит, и знакомство с Иваном Павловичем могло состояться намного раньше 1839 года, указанного выше. Конфуз-то еще впереди… Дело в том, что вскоре после рождения 17-го ребенка, сына Дмитрия, в 1834 году Иван Павлович ослеп и вынужден был оставить службу, освободить служебную квартиру в здании гимназии и уехать с семьёй в с. Верхние Аремзяны, где его супруга вступила в управление делами стекольной фабрики, получив на это право от своего брата Василия, уехавшего в Москву. Семья жила на доходы от этой фабрики, поскольку пенсия Ивана Павловича была маленькая для содержания большой семьи. В 1840–м семья вернулась в Тобольск и поселяется на Большой Болотной (ныне улица Менделеева). Мите предстоит первый учебный год в гимназии. В 1847 году Иван Павлович умер. Семье матери начинает помогать старшая дочь Ольга Ивановна (1815-1866), которая, выйдя замуж в 17 лет и овдовев в этом же 1847-м, стала женой декабриста, историка, географа и краеведа Николая Васильевича Басаргина. Помощь Менделеевым семья Басаргиных оказывала вместе с семьёй И.И. Пущина, что жила в соседях с ними в Ялуторовске. Вы, дорогие читатели, теперь в курсе: никаких встреч у Ивана Павловича с декабристами не могло быть просто физически до 1859 года.

По ходу движения автобуса узнаем, что неистовый протопоп Аввакум, чьим «Житием» зачитывались в студенчестве, ожидая пересылки, томился в стенах Знаменского монастыря. И вот мы у дома № 11 по улице Дзержинского, на котором также мемориальная доска. Читаем: «В этом доме с августа 1941 года по июль 1943 жил выдающийся ученый-лингвист, академик В.В. Виноградов». Тогда как в биографии сказано лаконично и точно о сроках пребывания выдающегося лингвиста мирового значения в Тобольске – с сентября 1941 по август 1943. А из «Воспоминаний» супруги Виктора Владимировича Виноградова известно, что ученому было приказано явиться в Тобольск в сентябре (1941 г.) «и считаться там административно высланным». И только в августе 1943 года «пришло известие, что В.В. может вернуться в Москву». А мы и не знали, что автор учебника по современному русскому языку, в годы войны преподавал в нашем институте, ходил по улочкам Тобольска.

Теперь о том, что в Тобольске убило… Уважаемые тоболяки, отцы города, надеемся, вы не понаслышке знаете, как бережно сохраняют память о пребывании декабристов в Ялуторовске. Такого изумительного музея декабристов, как в этом сибирском городке, нет ни в Питере, ни в Москве. Почему же в Тобольске исчезли дома П.Н. Свистунова, М.А Фонвизина и А.М. Муравьёва? Ведь это культурное наследие. Вы на 100 процентов выполнили волю Николая I – стереть память о декабристах так, чтобы после их смерти не оставалось и могильного холмика. Детям их, рожденным в Сибири, не давать отцовских фамилий.

В богоспасаемом Тобольске можно показать туристам, любопытствующим, школьникам шесть могил на Завальном кладбище. Да упомянуть, где отпевали князя Барятинского. Кстати, храм Андрея Первозванного на улице Володарского, где отпевали еще одного декабриста Вильгельма Карловича Кюхельбекера, открытый после реставрации, порадовал нас и восхитил. Удивил необыкновенным покоем и чистотой, первозданной белизной стен, изумительной красоты иконостасами и разлитой по всему храму умиротворенностью. Показать же, где и как жили декабристы в Тобольске уже нельзя. Ялуторовскому музею даже потомок Муравьёва-Апостола, служивший в администрации президента Франции помог. Неужели бы не откликнулись и потомки тобольских декабристов?

Простите, тоболяки и отцы города, мы ведь не могли не побывать на любимой улице нашей студенческой юности, Мира. И в царское время она была самой красивой. Там селились именитые и богатые купцы города, именно здесь построили Дом губернатора. В советское время она тоже держала марку ухоженной и красивой улицы. А какой она была оживлённой в наши студенческие годы! Сколько было магазинов! Настоящая Лайвес Аллея в Каунасе или Милане. Как мы любили прогуливаться по ней! Наш выпускной был в ресторане, конечно же, на Мира. Но то, что мы увидели сейчас, в голове не укладывается.

Что же случилось за эти 45 лет с горожанами, властью города, впавшими в беспамятство и позволившими погибнуть такой замечательной улице? Ведь на ней у каждого дома можно было остановиться и подолгу его рассматривать. Каждый дом имел неповторимую историю и хозяина, оставившего след в истории стольного града Сибири. Горько, обидно, стыдно. Ее, улицу, надо обнести высоким забором, чтобы не дай Боже не увидел ее посторонний и не подумал плохо об обитателях города. И без забора изловчаются сюда туристов не водить, как мы поняли, и Президенту страны не показали, очевидно… Останавливают автобусы с туристами на площади у Дома свободы, где в ссылке находился Николай II с семьей. И проводят экскурсии на пяточке. Стоит только ступить с площади в сторону, увидишь, что улица Мира в руинах и прахе от церкви Елизаветы и Захария до Дома Свободы. И далее от площади перед ним та же картина. Обезлюдела, одичала самая красивая улица города. Здесь опасно находиться даже днём. Изредка прошмыгнёт легковушка. Вечером трудно даже представить, что происходит в самом центре подгорной части Тобольска… Это не улица Тобольска – это готовые декорации к съёмке фильма «Сталинград. 43-й год». Как будто законсервированные дома, стоят не первый год на виду у всего города. А с горы и не разглядеть, благо молчат руины безгласные. А если бы не молчали, какие стоны услышали бы люди… Каждый дом теперь – дом Павлова. Остатком сломанного зуба торчит стена центрального фасада бывшего общежития пединститута, готовая рухнуть на проезжую часть. Здание почты – полумертвец с застеклёнными окнами. Двухэтажный деревянный дом на противоположной стороне, где была фотография Уссаковской, будто в фантастическом фильме ужасов стоит с разобранными тремя нижними стенами, держа сохраненный верх под крышей на оставшейся четвертой. В любую минуту обвалится… А ведь в фотографии Уссаковской в свое время сфотографировался бренд Тюменской области Григорий Ефимович Распутин. И если хотите увидеть подлинное фото Григория Ефимовича, а не его двойников, то ищите фото, сделанное в Тобольске в салоне на улице Мира, которая за годы существования именовалась Большой Пятницкой, Большой Благовещенской, Свободы. В советское время – Сталина и с 1961 года Мира.

Позвольте перечислить погибшие дома на улице Мира от самого ее начала. Магазин купца Баскина (известный нам «Детский мир»), дом родственника Ершова П.П. купца Пиленкова (здесь с 1957 года располагалась спортшкола), торговый дом купцов Плотниковых (ГПТУ-3), магазин купца Голева-Лебедева, позже Янушкевича (бывший гастроном), дом №4 – богатый дом купцов Володимировых. И бывшее здание общежития нашего пединститута было жилым домом семьи купца Бронникова. Уникальная для всего сибирского региона, как говорится в книге «Нельзя не влюбиться в нашу старину» Г.А. Кондаковой, улица Мира с красивейшими домами – «поистине жемчужинами истории и культуры первой столицы Сибири» сейчас в жалком состоянии.

Вот таким предстал перед нами город нашей юности, о встрече с которым мы столько лет мечтали. Хотелось бы увидеть во время следующей встречи мемориальные доски без фактических ошибок, наш любимый институт, и хоть какие-то подвижки в восстановлении улицы Мира. И естественно, надо решать вопрос с домами декабристов. Поверьте, это будет всем только на пользу. И прежде всего туристическому Тобольску.

 

Асия Ахметова (Гайсина) - Вагай, Валентина Барышникова (Белобородова) - Новосибирская область, Августа Григораш (Гамаюрова) -Тюмень, Надежда Карташова (Шевелёва) – Лангепас, Елена Лихачёва (Драп) -Червишево, Надежда Макаревич (Бострукевич) - Белоруссия, Раиса Сумкина (Архипова) – Тюмень, Галина Тимофеева (Белкина) – Нижневартовск и автор текста Нина Киреева (Анисимова) – Тобольск, как и прочие тоболяки давно не ходившая по улице Мира от церкви Захария и Елизаветы до пересечения с улицей Дзержинского и взглянувшая глазами пожившего уже немало человека, в детстве бывавшая с матерью-бухгалтером из Абалака, приезжавшей с отчетами в город, и в здании купцов Корниловых, и в Доме свободы, и в дом купцов Володимировых…

Категория: Нам пишут | Просмотров: 785 | Добавил: redaktor | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Все смайлы
Код *: