Главная » 2019 » Январь » 24 » 75 лет назад. 27 января 1944 года был завершён прорыв   вражеской блокады Ленинграда.
15:17
75 лет назад. 27 января 1944 года был завершён прорыв   вражеской блокады Ленинграда.

 Сибирский характер

 В освобождении невской твердыни  приняло участие  и около 170  земляков-байкаловцев.

27 января 1944 года- дата героического подвига, несокрушимой стойкости и бесстрашия защитников города на Неве. Ценой невероятных усилий и своих жизней они удерживали город-святыню, оказавшийся во вражеском кольце. В одном ряду с ними и  населением  города находились и  воины-сибиряки, жители Байкалово.  Тема подвига земляков,  их судеб, солдатских дорог  заинтересовала юного краеведа,  старшеклассницу Байкаловской школы Елену Торопову. Её поиски, кропотливая  работа в архивах вылились в исследовательский труд под названием  «Сибиряки - участники освобождения города на Неве».

Вот что рассказывает школьница о  сибирском характере, мужестве и героизме своих земляков:

На подступах к Ленинграду

В сентябре 1941 г.  войска группы армий «Север» приблизились к пригородам Ленинграда. Гитлер приказал отрезать город от внешнего мира.  Это означало голодную смерть для 3 млн жителей (из которых 400 тысяч детей) и около 500 тысяч солдат Красной Армии, защищавших город.

 «Скорее Нева потечёт вспять…»

10 июля 1941 г. немцы, развернув мощное наступление, попытались с ходу овладеть городом. Но на их пути встали защитники Ленинграда - войска Ленинградского и Волховского фронтов. Ряды защитников пополнили сибирские части.

Тобольский округ проводил летом и осенью  на защиту Ленинграда  истребителей танков, пулемётчиков, автоматчиков, связистов, медсестёр. От их имени к землякам обратились в газету «Тобольская правда» красноармейцы Н.Ярков, Н. Уженцев и Г. Саламахин: «Мы находимся на защите  колыбели революции, города-красавца  Ленинграда. Скорее   Нева потечёт вспять, нежели мы отдадим его ненавистному врагу… Мы рассуждаем так: лучше умереть в бою, чем жить в рабстве у фашистов…»

 Обещания фронтовиков не разошлись с их делами. Живая летопись из обороны  Ленинграда рождалась из множества реальных действий и поступков защитников. Так, когда   враг попытался  продолжить наступление от Волхова на реку Свирь, чтобы сомкнуть кольцо окружения вокруг Ленинграда, их замыслы были сорваны воинами 54-й армии Ленинградского фронта под командованием генерала И.И. Федюнинского, тюменца, который был назначен  заместителем командующего Волховского фронта.

Газета «На страже Родины» писала о том, что 14 января 1942-го   части генерала Федюнинского продолжали громить немецких оккупантов. За один день бойцы уничтожили 244  фашиста, 5 станковых и  ручных пулемётов, захватили 16 вражеских блиндажей, много боеприпасов и военного имущества.

В ноябре 1941 года на фронт прибыла из Омска стрелковая дивизия под командованием генерал-майора Ф.Я. Соловьёва. Прямо из эшелона сибиряки заняли боевые позиции под городом Старая Русса.

 Память, обжигающая сердце

14 фронтовиков, жителей нашего села, участников освобождения Ленинграда от вражеской блокады вернулись домой.  Более половины из них получили  ранения. И у каждого остались воспоминания, которые до последнего вздоха  жгли сердце.

…Старший сержант Тит Куприн  воевал на ленинградском фронте, служил в пехоте, был командиром роты. Он вспоминал: «Первый раз в наступлении  был на Невской Дубраве. Бой шёл страшный, одну за другой отбивали атаки врага. Первая партия солдат была разбита полностью, вторая - тоже, из третьей  выжили трое: я и двое товарищей. Нас, раненых, подобрали санитары в болоте и доставили в госпиталь, где меня подлечили и  снова  отправили на фронт. Второе наступление было под городом Пушкиным. В бою меня ранило в руку. Снова госпиталь, а потом - передовая.

Радист Евгений Бронников нёс службу в осаждённом городе. В его памяти остались жуткие страницы их жизни блокадного времени.  

- Потерпев неудачу при штурме Ленинграда, враг предпринимал всё возможное для того, чтобы удушить население голодом, уничтожить его защитников бомбежками, артобстрелами, - вспоминал он. - Немецкие штурмовики бомбили жилые дома, больницы, школы, госпитали, разрушали исторические и архитектурные памятники. Нам, бойцам команды МПВО, приходилось зорко следить за тем, чтобы враг не проник на фабрики и заводы, нести бессменную вахту на чердаках и крышах домов в тёмные ночи…

Рота, в которой служил стрелок Михаил Самойлов, стояла около Ленинграда. Семерых человек, в том числе и Михаила, отправили разведать неприятельские огневые точки. Но их, укрывшихся в дзоте, засекли фашисты. Как рассказывал ветеран, бойцы заранее попрощались с жизнью. Два снаряда разорвались  у двери. Затем огонь прекратился, вероятно, немцы  подумали, что уничтожили нас. Когда разведчики выползли из дзота, вся земля вокруг была изрыта снарядами. Но бойцы успели засечь огневые точки противника и нанести на карту.

 Одним из участников тех событий был Евгений Буторин, член ВКП(б) с 1941 года.  Службу он начал на Дальнем Востоке, но, как и все бойцы-дальневосточники, рвался на фронт. В августе 1941-го просьбу удовлетворили, и всей ротой они прибыли на Ленинградский фронт в 125-ю стрелковую дивизию, занимавшую в то время  оборонительные рубежи на Пулковских высотах на подступах к Ленинграду. Первым крещением была разведка перед боем в январе 1942-го, где Евгений Буторин  участвовал в поимке языка. Операция закончилась успешно.

 Пулемётчик, наводчик 45-милиметрового орудия Пётр Лагунов  служил в 72-м стрелковом полку. В трудные октябрьские дни, когда враг отчаянно рвался к городу, их полк переправили на другой берег Ладожского озера, где бойцы заняли позицию под Синявинскими высотами. Отсюда немцы обстреливали город из дальнобойных орудий. Из-за нескончаемого свинцового града с вражеской стороны пришлось на некоторое время затаиться. Командир приказал артиллерийскому взводу продвинуться на линию огня и подавить вражеские точки. Воспользовавшись замешательством фрицев, полк бросился в атаку и овладел высотой. В одном из боёв Пётр Лагунов получил тяжёлое ранение. После лечения наш земляк был комиссован и направлен по месту жительства.

Для родных Николая Градкова  реликвиями стали его фотографии, присланные из блокадного Ленинграда, и статья из газеты «Знамя колхоза» от 15.05.45 г. под названием  «За счастье любимой родины». Это не просто статья, а описание одного из боёв за город на Неве, причём в стихах. Николая Градкова тяжело ранило в этом бою, почти полгода он провёл в госпитале.

 Этого нельзя забыть!

Длительная осада Невской твердыни сопровождалась  такими  человеческими жертвами, каких не знала история мировых  войн. Фашисты зверствовали.  Жестокая участь выпала на долю  байкаловца командира разведки Филиппа Гнедикова. Вместе с бойцами он  выполнял задание по захвату языка. Во время очередной операции  попал в руки  врага. После долгих  допросов его убили, а труп выбросили в реку.

 …В селе Байкалово, недалеко от школы, на высоком бугре стоит обелиск Славы, где на мемориальной доске  высечены имена односельчан, не вернувшихся  с войны. Есть среди них и  фамилии тех, кто боролся за освобождение Ленинграда из вражеской блокады. Из 168 погибших солдат  36 остались навечно на полях сражений за город  на Неве. Более 60  %  погибло в 1942-м, который был самым трудным в летописи прорыва блокады. Но ничто не сломило  моральный дух и стойкость сибиряков. Наши земляки-байкаловцы проявили  настоящий героизм и  мужество и были удостоены высоких правительственных наград.

 Клара КУТУМОВА         

Просмотров: 92 | Добавил: redaktor | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Все смайлы
Код *: