Главная » 2016 » Март » 31 » Рай – потерянный и обретённый
16:41
Рай – потерянный и обретённый

Клинцы - есть такой городок в Брянской области. Красивый, цветущий, солнечный… И кто мог представить, что дыхание страшного взрыва, произошедшего 26 апреля 1986 года на Чернобыльской АЭС, докатится и сюда.

Брянская область, особенно Новозыбковский и Клинцовский районы, значительно пострадали от радиации после техногенной катастрофы на Припяти. Спустя четыре года многие населённые пункты здесь были признаны зоной отселения. Жительница Клинцов Нина Василькова выехала из родного города 2 ноября 1990 года.

- А тогда, в апрельские деньки 1986 года ничто не предвещало беды - вспоминает Нина Ивановна. - Правда, перед праздником 1 мая муж задержался на работе, пришёл почти ночью, сказал, что случилась авария, и они проводили какие-то замеры на фабрике.  

Мы тогда только въехали в новую квартиру, я так радовалась всему, наслаждалась уютом. Через два дня к нам в гости приехал родственник из деревни Заборье, куда мы ездили садить  овощи. Он-то и рассказал о произошедшем 26 апреля на Украине взрыве. А ещё заметил, что земля на участке покраснела… Позже мы прочитали, что так бывает при распада йода и стронция.  

А тогда СМИ сообщали, что последствия украинской аварии жителей брянщины не коснутся, сообщали, что радиационный фон в пределах нормы. Потом вдруг стали предупреждать - не собирать ягоды и грибы, запретили купаться в водоёмах. Над городом постоянно кружил вертолёт.  

- Время шло, и люди стали чувствовать себя хуже, слабели на глазах. – вспоминает Нина Василькова. - В городскую поликлинику тогда приехали  японцы со специальной аппаратурой. Моя дочь, окончившая медучилище, работала с ними - выезжали в деревни, проводили обследование детей и взрослого населения.

На прилавках магазинов появились продукты, которых давно не было, стали выдавать усиленные пайки. Потом стали отправлять население на санаторно-курортное лечение. Но радиация делала своё чёрное дело. За четыре года я многих знакомых потеряла… Умирали в основном люди среднего возраста, но ещё страшнее было, когда уходили дети.

После развода с мужем (к тому времени и дети выросли и уехали) Нина Ивановна отправилась на лечение в Кисловодск. Здесь и познакомилась с Михаилом Васильковым. Он предложил не только руку и сердце, но и переезд. Уроженец Верхних Аремзян, Васильков жил на Курильских островах, но мечтал вернуться на родину.

 - Сказал, что поедем в райский уголок. А я и согласилась. С одним чемоданчиком собралась в путь. В Сибирь влюбилась с первого взгляда.

В Тобольске они прожили трудные девяностые с пустыми полкам, талонами. Михаил Петрович преподавал в сельхозколледже. Там же работала и Нина Ивановна. Получив статус пострадавшей от чернобыльской аварии, она регулярно проходила обследование. До сих пор добрым словом вспоминает руководство управления сельского хозяйства, которое выделяло ей путёвки на санаторное лечение.

Выйдя на пенсию, супруги купили небольшой домик в Чукманке, куда выезжают с весны до осени. Тихий уголок, деревенский воздух, земля, которая щедро одаривает за труды - о чём другом можно мечтать?

Правда, возраст и пережитое дают о себе знать. Михаил Петрович перенёс операцию на глазах, практически ничего не видит. Нина Ивановна старается держаться, хотя перенесённый инфаркт и целый букет болезней, которые привели ко второй группе инвалидности, ничего хорошего не сулят. Иной раз даже выйти из дома трудно. Хорошо, что помогают соцработники.

Но оба ждут не дождутся весны, чтобы уехать в Чукманку.

- Там забываешь о своих болячках – говорят супруги. - Правда, есть одна проблема. Наш дом стоит на последней улице, в тупичке, где нет освещения. Иной раз вечером приходится вызывать «Скорую», а как найти нужный дом в темноте? Самим нам фонарь не установить.  Если бы местная администрация  помогла разрешить этот вопрос, было бы здорово.

Клара КУТУМОВА, фото Николая ЛОСКУТОВА

Просмотров: 323 | Добавил: redaktor | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Все смайлы
Код *: